Вы находитесь здесь: / Чтиво / Почему благотворительность становится умной, а предпринимательство – социально-ответственным

Почему благотворительность становится умной, а предпринимательство – социально-ответственным

Во всем мире набирает обороты социальное предпринимательство. Основательница благотворительной организации «Во благо», помогающая врачам-онкологам и поддерживающая современное искусство, Ольга Мансир рассказала о том, почему умная благотворительность — новый тренд на ближайшие годы.

— Расскажите, в чем уникальность вашего фонда?

АНО «Во благо» и интеллектуальный клуб Voblago работают с марта 2016-го. Мы в фонде не применяем токсичные, но широко используемые сегодня фандрайзинговые приемы. Наоборот, ответственно подходим к процессу сбора средств и не хотим эмоционально травмировать людей. Фонд собирает деньги на благотворительность, организовывая встречи с экспертами и аукционы современного искусства. Наш проект поддерживают и читают лекции такие влиятельные фигуры в искусстве, как Дмитрий Озерков, Ирина Черномурова, Алексей Бартошевич, Олег Кулик и другие.

Собранные средства фонд направляет на поддержку молодых врачей-онкологов и программу Высшей школы онкологии. Ежегодно один врач-онколог принимает до 400 пациентов стационарно, до 4000 – амбулаторно. Таким образом мы используем международные принципы умной благотворительности и достигаем прозрачности в результатах деятельности фонда.

— Каким был ваш путь в благотворительность?

Я работала в правительстве Санкт-Петербурга в сфере развития инноваций, в испанском медиа-агентстве, путешествовала и руководила проектами в Турции, Азербайджане, Казахстане, Замбии и Сирии. Во время работы в кабинете посла Великобритании в Москве возглавляла общественный комитет и организовывала социальные и благотворительные проекты в посольстве. Благотворительностью занимались все в моем деловом и дружеском окружении: дипломаты, их жены, экспаты – все они проводили мероприятия по сбору средств нуждающимся.

Оказавшись вовлеченной в жизнь дипломатического сообщества в Москве, я погрузилась в благотворительную деятельность и прониклась ей. Оказалось, что процесс сбора средств на благотворительность может быть красивым, а помощь оказана без надрыва, системно и профессионально.  Реализовать такой формат умной благотворительности непросто, но с единомышленниками мы решили попробовать.

— Что такое умная благотворительность?

— В 2015 году 193 странами были приняты 17 целей устойчивого развития, которые вошли в повестку ООН до 2030 года. Среди них повышение качества образования и здравоохранения. Такие проекты как наш призваны решать острые социальные проблемы там, где их пока не может решить государство. В нашем случае – это системная помощь врачам. С 2015 года мы занимаемся умной благотворительностью рационально и системно, обеспечивая максимальную пользу от каждого рубля, который мы тратим.

В умной благотворительности работают такие же правила, как и в бизнесе – оценка рисков, затрат и перспектив. Нужно четко понимать, для какой целевой аудитории делаешь проект, как он будет продвигаться, сколько должен стоить. Бизнес существует для того, чтобы менять жизнь людей. Социальный бизнес всегда связан с изменениями. Такого постулата придерживается лауреат Нобелевской премии мира, известный социальный предприниматель Мухаммад Юнус. При этом, по его мнению, социальный бизнес должен полностью окупать свои расходы, выполняя социальные задачи.

Во многих странах мира общество готово системно заниматься благотворительностью. Новый вектор для нашей сферы – продвижение ценностей, которые созданы благотворительным сектором, движение от эмоциональной благотворительности к более системному подходу. Это и одна из задач нашего фонда — вдохновить как можно больше людей заниматься благотворительностью.

Ольга Мансир

— Как удается совмещать искусство и медицину?

— На самом деле поддержка современного искусства и медицины – сферы одного порядка. Их объединяет стремление к меценатству. Люди, которые инвестируют деньги на развитие культуры или медицины – это примерно одна и та же целевая аудитория. Отличительной чертой для них является особая насмотренность, широкий кругозор и потребность изменений в обществе. Эти люди находятся на том пути собственного развития личности, когда созрела потребность сделать мир лучше и оставить свой след в истории, внести положительный вклад в общество и мировую культуру. Современные художники – люди тонко чувствующие происходящие события и также остро на них реагируют. Инвесторы, художники, врачи, фонд – все мы объединены стремлением сделать наше общество лучше совместными усилиями. Фонд стремится украшать жизнь людей искусством, новыми знаниями на встречах клуба. Нам важно, чтобы всем было комфортно — и чтобы к нам захотели прийти еще раз и стать уже резидентами клуба. А не дать денег однажды, как это часто происходит в благотворительности и на годы забыть об этом.

— Почему фонд помогает именно врачам-онкологам?

— Мы изначально поставили себе цель — борьба с онкологическими заболеваниями, чтобы результат был ощутимым для общества.  В России это вторая причина смертности после сердечно-сосудистых заболеваний. А помощь врачам — это благотворительность с мультипликативным эффектом. Мы помогаем врачам получить образование мирового уровня, а через два года они будут помогать другим людям и спасут тысячи жизней.

— Как в целом меняется отношение к благотворительности?

— По данным Центра управления благосостоянием и филантропии Сколково и банка UBS, наибольшей поддержкой в России пользуются проекты, которые помогают детям (свыше 70%), затем – помощь малоимущим (около 50%), религия (30%), образование и наука (17%). Для сравнения объем рынка США в десятки раз больше, а доминирующие темы помимо религии – поддержка образования и предпринимательства.

По нашим наблюдениям, среди наименее популярных направлений в России – поддержка окружающей среды, образовательные проекты и медицина. Мы видим, что подход к благотворительности меняется. Молодое поколение россиян все чаще начинает делать выбор в пользу благотворительных инициатив в сфере поддержки женских фондов, растет интерес к просветительским проектам. На западе интересы меценатов смещаются в сторону проектов в сфере науки и образования.

— Как изменилась работа фонда в пандемию?

— Вынужденный переход в онлайн лишил нас основного преимущества. На встречи voblago.club гости приходили за общением и качественным нетворкингом. Общение со спикерами клуба, современными художниками, гостями из творческой среды обеспечивало инсайды в сфере арт-консалтинга.

На карантине мы провели встреч с известными коллекционерами в прямом эфире. Кто-то выходил в эфир из своей московской квартиры, а кто-то из своего дома в Испании — всем было интересно принять участие в нашей новой инициативе. Одни поддержали нас и сообщество, другие рассказали о своей коллекции. Наша аудитория на самоизоляции познакомилась с редкими работами из частных собраний в разных странах мира. Позже эти встречи и обсуждения вылились в благотворительные онлайн-аукционы современного искусства. Мы достаточно успешно провели первый аукцион и до конца года планируем провести еще три.

— Онлайн-аукционы — это новая для арт-рынка идея?

— Не совсем так. До этого я сама участвовала в онлайн-аукционах на платформах Phillips, Bidspirit, Invaluable. Кстати, на Bidspirit мы летом 2020-го первыми провели благотворительный онлайн-аукцион в поддержку врачей, которые борются с COVID-19.

Я сильно погружена в жизнь арт-сообщества, дружу с художниками и арт-деятелями. Вижу, что у художников нет ни профсоюза, ни фиксированной зарплаты, а основной доход – от продаж в галереях, многие из которых закрылись. Вместе с тем, во всем мире растет спрос на современное искусство – как перспективная инвестиция, способ разнообразить интерьер и в конце концов как подарок, который мы доставим в любой город мира.

— Как будет развиваться благотворительность в пандемию?

— Благотворительность уходит в онлайн. Этот тренд с нами надолго, если не навсегда. По данным опроса международного благотворительного фонда CAF, около половины некоммерческих организаций смогли перевести мероприятия и программы в онлайн. Цифровизация сборов и увеличение востребованности онлайн платформ по сбору средств увеличивает прозрачность сектора благотворительности, делает его более осознанным. У жертвователей появляется возможность изучить деятельность фонда, прежде чем поддерживать его рублем.

Положительно на новый тренд отреагировали и инвесторы. По данным UBS, 92% из 360 опрошенных коллекционеров – клиентов банка, в первые шесть месяцев 2020 года приобрели хотя бы один предмет искусства. Покупки через виртуальные кабинеты арт-ярмарок и торговые онлайн-платформы совершили чуть более трети опрошенных коллекционеров. 32% из них обратились к художнику и/или галерее напрямую через Instagram.

Так, что онлайн-аукционы вполне могут стать новым драйвером роста сферы благотворительности в пандемию. Например, для нашего фонда точкой роста станут онлайн аукционы современного искусства. В целом благотворительные организации будут вынуждены пересмотреть свои организационные модели, перейти на диджитал инструменты, придумывать новые форматы общения с благополучателями.

Хештеги : # #

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ:



Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked ( * ).

TiTANIUM - журнал для тех, кто, ценя комфорт и зная толк в хороших вещах, нуждается в интеллектуальной и духовной пище.

TiTANIUM — ваш путеводитель в мире высоких стандартов, предназначенный для натур взыскательных и искушенных.ваш гид по миру роскоши.

КОНТАКТЫ


Тел: + 371 29545294

улица Zalves, 35-K,
LV-1046,
Рига, Латвия


Связаться с нами