Вы находитесь здесь: / Страницы истории / Об отношении к городскому транспорту вообще и о речном транспорте конца XIX века в частности

Об отношении к городскому транспорту вообще и о речном транспорте конца XIX века в частности

Олег Пухляк историк, краевед, гид

Философский вопрос: а всегда ли хорошо сохранять древние традиции? Вопрос возник вот по какому поводу. Медленно, но верно расширяя свой кругозор в сфере рижского краеведения, натолкнулся вот на какое сообщение газеты «Прибалтийский Листок», сделанное в середине июня 1898 года. «Капитаны пассажирских пароходов Аугсбурга нередко относятся к своим обязанностям не совсем добросовестно. На днях было замечено, что капитан одного из этих пароходов стоял за рулем в нетрезвом виде, продолжая прикладываться к бутылке».

Если газета не сгущает краски, получается прямо какое-то «Йо-хо-хо и бутылка рома». Картина живописная, но нуждающаяся в разъяснении. Пароходы Аугсбурга — это не пароходы из города Аугсбург, им там взяться совсем неоткуда, город то совсем не портовый. Это пароходы, принадлежавшие предпринимателю Александру Аугсбургу, который в 1894 году выстроил на Андреевском острове (Андрейсала) для речных пароходов целых две пристани. А почему нет? Рига долго не имела нормальных каменных мостов, соединяющих оба берега Даугавы. Наплавного моста явно было недостаточно, так почему же не перевозить людей с одного берега на другой, как это делали в Риге с незапамятных времён. Только теперь уже не в утлых лодчонках, а на вполне современных небольших пароходиках. А чтобы пассажиры не путали маршруты — пристани разные, для каждого маршрута — своя.

Дело пошло (ударение, на всякий случай, на последний слог), и вот уже в 1898 году купец I гильдии Александр Александрович Аугсбург вместе с коллегой той же I гильдии купцом Вольдемаром Егоровичем Шперлингом предложили Рижской думе взять у неё в аренду все рижские пароходики, курсирующие по реке и принадлежащие городу. А создав монополию можно и билеты сделать подороже. Так сказать, повысить рентабельность. Вопрос был отдан на рассмотрение комиссии при городском самоуправлении. Комиссия подготовила по этому поводу доклад, который в марте 1898 года и был рассмотрен на заседании рижской городской думы.

Решили так: «Не входя в соображение по вопросу о том, выгодным или невыгодным представляется для города в экономическом отношении предложение купцов Аугсбурга и Шперлинга, комиссия полагает, что вообще для переуступки эксплуатации городских пароходов частным предпринимателям никакого повода не имеется, а потому комиссия единогласно постановила: «Предложить думе, продолжая содержать пароходное сообщение через р. Двину за счёт города, предложение купцов Аугсбурга и Шперлинга отклонить».

А дальше шли предложения по тарифам на перевозки. Причём общая тенденция тарифов — понижение, чтобы увеличить поток пассажиров и через удешевление перевозок заработать в итоге ещё больше, а людям путешествие с одного берега на другой сделать ещё доступней. Вот такая она, Рига 1898 года. Аугсбург со Шперлингом не долго переживали по поводу отказа и летом того же года на острове Кипенгольм (нынешняя Кипсала) организовали на двоих «слесарное, кузнечное, столярное и малярное заведение с паровым двигателем».

Отвергнув предложение о передаче речных пароходиков в частные руки, городские власти тогда же, в 1898 году рассмотрели стоимость проезда на этих самых пароходиках. Различных категорий билетов был целый воз и маленькая тележка. Если в двух словах, то стоимость билетов решили понизить. С сегодняшних реалий такая позиция городских властей вызывает смешанное чувство: то ли восхищение, то ли удивление. Ведь и в самом деле, сейчас кажется невозможным, чтобы цены за проезд понижались.

Если вдаваться в билетные подробности, то решения городских властей выглядели следующим образом. Во-первых, цены на обыкновенные и абонементные билеты 1-го класса оставили без изменений — 5 и 4 копеек. При этом «личные годовые билеты на любое число поездок» начиная с 1 мая 1898 года решили выдавать по цене в 15 рублей в год, а за остающееся время текущего года – в 10 руб. Во-вторых, с 1 мая 1898 года решили прекратить выдачу абонементных билетов 2-го класса, при этом понизив цену обыкновенным билетам 2-го класса с трёх копеек до двух. В-третьих, «в видах удешевления ученических билетов, продавать таковые по всем трактам по два за 3 копейки и по 10 абонементных билетов за 12 копеек». В-четвёртых, «зa проезд между городской частью и домом моряков установить те же цены, какие установлены для поездок между городской частью и Гагенсбергом или Шварценгофом, а за проезд в Клюверсгольм в I классе – 3 копейки и во II классе — 2 копейки.

Здесь нужно дать некоторые пояснения. Если про городскую часть всё, в принципе, понятно, то дом моряков вызывает вопросы. И не удивительно, если учесть, что здание было взорвано отступавшими из Риги немецкими войсками в 1944 году. Трёхэтажное здание, построенное на тогдашнем Кливерсгольме или Клюверсгольме (современной местности Кливерсала) по проекту архитектора Генриха Шеля освятили осенью 1884 года. Дом назвали в честь Петра Первого. Поначалу предполагалось, что в этом доме будет организован приют для старых и немощных рижских моряков, а также здесь смогут останавливаться на время и моряки, прибывшие на различных судах. Вскоре сюда же перевели и навигационную школу, по сути – морское училище.

На башне здания было установлено любопытное устройство, по которому на кораблях могли проверять имевшиеся на борту хронометры. Работало устройство следующим образом: без четверти час по Пулковскому времени на середину возвышающейся над башней дома мачты поднимали тяжёлое, специально для этих целей изготовленное ядро. В течение десяти минут его дотягивали до верха. Пока ядро поднимали, на кораблях могли приготовиться к ответственному моменту для сверки часов. Момент этот наступал ровно в час по полудни, когда ядро резко падало вниз.

С Гагенсбергом гораздо проще – это современные Агенскалнс и Агенскалнские Сосны. Со Шварценгофом немножко сложнее. Это район нынешних Агескалнских сосен. В буквальном переводе название местности – Чёрное поместье. В 20-е годы волны переименований, прошедшие в Риге, стёрли старое имя, заменив его переводом на государственный язык. Так появился Мелнсилс Чёрный бор. Тогда же и Шварценгофская улица, идущая от поместья к лесу, стала называться улицей Мелнсила.

Значительно позже, когда в этой местности решили выстроить современный микрорайон, посчитали, что «Чёрный бор» для советских людей будет слишком брутально, поэтому местность переименовали в «Агескалнские сосны». Причём улица Мелнсила своё имя сохранила до сего дня. Впрочем, погружение в старую рижскую топографию отвлекло от изначальной темы. Вернёмся к билетам на речные пароходики.

В-пятых, рижские власти решили, что «за проезд от правого берега р. Двины до местности Зунде, до Баластной дамбы и Ильгецема, или обратно, по 1-му классу оставить цены без изменения с введением личных годовых билетов, а по II-му классу установить их в следующих размерах: до Балластной дамбы или Зунде — в 3 копейки за обыкновенный билет, а цену личных годовых билетов I класса определить в 18 рублей (за 1898 год в 12 рублей). До цементного завода в Подераа или Ильгецема — 5 копеек за обыкновенный билет, цену же личных годовых билетов I-го класса определить в 30 рублей (за 1898 г. 20 руб.)».

И последнее: «Предоставить администрации городского пароходного сообщения, в виде опыта, отправлять пароходы в светлое время года, начиная с 5 часов утра». И сновали по Даугаве с раннего утра во всех направлениях маленькие юркие пароходики

Хештеги : # #

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ:



Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked ( * ).

TiTANIUM - журнал для тех, кто, ценя комфорт и зная толк в хороших вещах, нуждается в интеллектуальной и духовной пище.

TiTANIUM — ваш путеводитель в мире высоких стандартов, предназначенный для натур взыскательных и искушенных.ваш гид по миру роскоши.

КОНТАКТЫ


Тел: + 371 29545294

улица Zalves, 35-K,
LV-1046,
Рига, Латвия


Связаться с нами